Игорь Снегур - известный художник абстракционист.
Родился в Москве в 1935 году.
Учился в полиграфическом институте
на факультете графики в 1960-64 гг. Участник первых выставок абстракционистов в Москве
в студии Э.М. Белютина, 1958-60.
Работал в кино, театре, книге, плакате.
Организатор известной группы
«20 Московских художников», ежегодные выставки которой проходили на Малой Грузинской ул., 28 в Москве с 1978 по 1988 годы.
Участник более 50 выставок.
Теоретик искусства.

 


Ссылки по тематике:

игорь снегур



игорь снегур в галерее "зураб"

 

сайт игоря снегура

 

 

 

 

 

вернуться
на главную страницу

 

 

 

 

Игорь Снегур
о творчестве Александра Трифонова


Игорь Снегур и Александр Трифонов в галерее "Зураб". 20 марта 2009

 

Познакомившись с работами Александра Трифонова, я сразу отметил его особый взгляд на окружающий мир, он выражен в рефлексии на вещизм вещей, на их отношения, где предмет частично дематериализован - снята его социальная функция. Это позволяет ему проявить через пластику формы-цвета, не воспринимаемые нашими чувствами энергии материального мира. Взгляд внутрь вещей впервые появился на рубеже 20 века в работах К.Малевича, весь прошедший век прошел под этим знаком. Эту традицию продолжили художники нонконформисты России 60-х годов.
Александр Трифонов, с энергией ему свойственной, демонстрирует живопись в традициях русского авангарда. Его живописное письмо отличает весомость, плотность, как цвета, так и воплощенных знаков-предметов, где свободная их трактовка увязана с сильными связями изображенного. Нерасторжимость, неразделенность композиции, производит впечатление завершенности, связанной единым дыханием существования – серьезное достоинство произведения. Связи знаков-обьектов в картине подвергаются сильным взаимодействиям, различные типы отношений слабый-сильный определяют композицию. Александр Трифонов строит сообщения, переосмысливая имя предмета, добавляя ему дополнительно качества движения, веса, новую координату, в результате мы погружаемся в существование иного мира не внешне предметного, но в мир собственно жизни вещей одухотворенного творческой силой автора.
Источник творческого порыва лежит в Правде, которая открывется только в полноте сопереживания, погружения в со-существование с Природой. Правда, Истина, Сопричастность определяют Этику, ничего более не дано человеку, все иное Ложь.
Художник подчеркивает иллюзорность предметного реального мира, и на первое место выходит активная личность, как первоценность, которая открывается нам через картину. В этом состоит содержание современной живописи, изменившей этику творческого действия: не внешнее, но внутреннее, ускользающее от внимания обманчивых чувств. Человек ближе к Природе, человек социальный удален от нее, этот разрыв делает нас инертными, мы выведены из полноты жизни и пустота заполняется химерами. Суть истинного авангарда не игра с формами, но восполнение полноты существования.
Александр Трифонов в полной мере убеждает нас в правде искусства которое он представил, в крепком и уверенном письме основание для совершенствования творчества, индивидуального стиля, что так редко сегодня встречается.

Игорь Снегур, 2011

Александр Трифонов работает в системе символов, знаков. А символы, знаки могут быть разные. Это могут быть иероглифы, которые считываются ассоциативно. Это могут быть какие-нибудь буквы каких-нибудь алфавитов. Они могут иметь свои иероглифические ритмы, то есть свое движение и энергию и иметь внутри картины свои оправдания и свои основания. Символом может быть и математическое число, и орнамент. Ко всему этому нельзя подходить с логарифмической линейкой. Когда Саша выстраивает свои символы, свои знаки, свои ритмы, линии, полоски и плоскости, он идет не от рассудочности, а от своего внутреннего чувства. И каждому символу, знаку, образу он придает какое-то свое значение, какой-то свой смысл. Потому что пиктаграфическое, архетипическое письмо, характерное для стиля Саши Трифонова, оно всегда опиралось на какие-то зримые факты, факторы: змея вот так рисуется, дом - вот так, человек - вот так, гора - вот так, дерево - вот так, что-то там еще такое - вот так. Все знаки, которые мы считаем архетипическими, они идут от первичного восприятия мира человеком. То есть они есть архетипы пластического мышления. Из них складываются письмена разных народов, там, и так далее. Александр Трифонов как бы исследует эти письмена, порой проверяя себя на архетипическое письмо, в котором есть что-то от языка детей. Когда дети остаются одни, сами с собой, они придумывают свой язык, первичный. И у Саши в его картинах - свой собственный, первичный язык, на который он как художник имеет полное право. У Саши получаются интересные путешествия среди его знаков и символов, которые он чертит, рисует и которыми он распоряжается, как хочет, он составляет из них свои фразы, которые несут в себе локальную информацию... или организуют плоскость равновесий или содержат в себе какую-то двойную игру.
Александр Трифонов в своем искусстве идет от первичного себя, не от того, что он видит на выставках мастеров живописи, который он изучал, а от самого себя... То есть он путешествует сам от себя. А это - самое главное. Это - самое главное. И я согласен с тем, что говорил о нем Виталий Копачев: что Саша Трифонов самодостаточен в своем творчестве. Кроме иерогоглифов, если они имеют у него какую-то, скажем, плоскую форму или кубическую форму, он может уйти в какие-то знаки, которые имеют сюрреалистическую форму. То есть у него очень большой зрительный ряд разных знаков. И Саше нужен большой жизненный и культурный опыт, чтобы маневрировать ими, искать какие-то новые взаимодействия между ними. Далее... Какие он строит фразы многосложные, какие многосложные предложения... Это - целая фраза, и даже не фраза, а целая повесть. Тут и египетские пирамиды на небесах, а не на земле, тут и солнце на земле, а не на небесах, тут перевернутое пространство, тут разные символы и знаки, которые надо уметь читать. И ведь все это он нарисовал по наитию, по очень тонкому внутреннему чувству, по чувству нелжи самому себе. И во всем этом (в его работах) нет никаких конъюктурных соблазнов, нет никаких экивоков куда-то в сторону, в этом - есть его сила и крепость. Это все замечательно. То есть мне очень нравятся его работы. Кроме того, в них просвечивает, конечно, так называемая метафизика (я беру ее в кавычки). Это не та метафизика, о которой принято говорить, а это метафизика времени и пространства, а не сюрреализма. То есть он находится где-то на той пограничной линии, где художники становятся спиной к визуализированной культуре и начинают с нуля путешествие вперед, по своему пути... И то, что то что этот путь приведет его к какой-то своей трифоновской системе, это безусловно. Я думаю, ему самому очень нравится то, что он делает, он делает это увлеченно. И в этом тоже его сила.

Игорь Снегур, 2006

 

 

 

 

вернуться на главную страницу

 


   

Copyright © художник Александр Трифонов 2012
Охраняется законом РФ об авторском праве

trifo@rambler.ru

 

 

 

   
 
     
     
     
Hosted by uCoz